Что такое киберпанк и посткиберпанк?

19:00 09 Апреля 2019
6528

Киберпанк — важное направление фантастики, в котором описывается, как цифровые технологии, кибернетика и виртуальная реальность максимально плотно вошли в жизнь людей будущего. Жанр зародился в 80-х годах прошлого века сначала в литературе, а затем распространился и на другие виды искусства. Писатель и редактор Гарднер Дозуа описывал киберпанк фразой: «high tech, low life», что означало высокие технологии в сочетании с «низкой» жизнью.

Однако расцвет киберпанковского течения длилось недолго. Так, по крайней мере, в начале 90-х заявили его основатели — Уильям Гибсон и Брюс Стерлинг. К тому же выводу приходили критики и журналисты. Но вот на литературную арену вышел Нил Стивенсон, чьи романы «Лавина» и «Алмазный век» тут же окрестили посткиберпанком. Формально его произведения не слишком сильно отличались от предшествующих книг жанра, это был все тот же киберпанк — но в более убедительном и приближенном к реальности варианте.

В честь выхода переизданий «Лавины» и «Алмазного века» в обновленных переводах, а также ввиду явного роста интереса к киберпанку в последние годы, мы решили подробно рассказать о киберпанке и посткиберпанке.

Предтечи киберпанка

Еще за несколько десятилетий до того, как киберпанк сформировался в отдельное литературное направление, появлялись произведения-предтечи, которые во многом предвосхитили будущую жанровую эстетику.

Один из них — роман «Тигр! Тигр» (в другом варианте «Моя цель — звезды») Альфреда Бестера. Книга вышла в 1956 году и рассказывала о единственном выжившем члене космического корабля, Гулливере Фойле. Книга содержит огромное количество фантастических идей, которые получили широкую популярность гораздо позже. Повсеместные высокие технологии, упадок морали, плетущие заговоры могущественные корпорации — все это впоследствии стало атрибутами киберпанка.

Другая не менее важная предтеча жанра — роман «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» Филипа Дика. Вышедший в 1968 году роман описывал будущее, в котором несмотря на развитие технологий и робототехники, человечество находилось в упадке. А экранизация романа от Ридли Скотта, озаглавленная «Бегущий по лезвию», в значительной степени определила визуальный стиль киберпанка. Уильям Гибсон даже побаивался его смотреть в страхе от того, что фильм гораздо лучше раскрыл идеи кибер-фантастики, чем он это сделал в своем «Нейроманте».

Что такое киберпанк?

Название для жанра придумал Гарднер Дозуа, когда наткнулся на рассказ Брюса Бэтке под названием «Киберпанк». Сам рассказ едва ли подходил под определение жанра, но само слово закрепилось. Оно так и кричало об андеграунде, которым, в общем-то, и являлся зарождающийся киберпанк.

Хотя некоторые отдельные рассказы и романы выходили и раньше, полноценное рождение жанра произошло с выходом романа Уильяма Гибсона «Нейромант» (1984), а его автора окрестили «отцом киберпространства». Затем он развил историю до трилогии. В 1985 Стерлинг выпустил «Схизматрицу». Эти книги стали классикой жанра и вдохновили целую волну других авторов начать писать в этом жанре.

Жанрово киберпанк представлял из себя смесь научной фантастики, антиутопии и нуара. Классический конфликт строился вокруг противопоставления «улицы» — хакеров-одиночек, преступников или нищих — и могущественных корпораций. Недаром в слово «панк» вкладывался именно протестный смысл.

Однако столь четкие рамки размылись спустя каких-то 5-10 лет. И каждая новая книга все сильнее противоречила первоначальным определениям жанра. Сегодня киберпанк как никогда на слуху, но его признаки еще более размыты и зачастую ограничиваются лишь визуальными атрибутами. Однако в начале 90-х все были уверены, что жанр утратил свою актуальность и умер — даже сами его создатели стали работать в других направлениях.

Посткиберпанк. Нил Стивенсон и другие

Эстетика мрачного неонового будущего, в котором в обиход вошла массовая кибернетика, оставалась привлекательной. Вот только особый «протестный андеграундный заряд» больше не требовался — и это доказал Нил Стивенсон, чей роман «Лавина» стал глотком свежего воздуха и во многом перезапустил движение киберпанка.

В отличие от Гибсона и Стерлинга, Стивенсон был не понаслышке знаком с компьютерными технологиями и программированием, а потому изначально обладал более трезвым взглядом на будущее технологий. В «Лавине» автор изобразил мир, поделенный на бесчисленное множество корпораций. Неторопливым, ироничным, образным языком он рассказывал историю «завтрашнего дня». По прошествии почти 30 лет роман не полностью воплотился в реальность, однако многие вещи — вроде мобильных телефонов и Интернета — стали повседневной обыденностью.

В «Лавине» Стивенсон описал виртуальную реальность под названием Метавселенная. В нее может войти любой человек планеты почти из любого места (если есть оборудование). Если оставить за скобками распространение виртуального вируса, опасного и для реального мира, то Метавселенная по своей сути предвосхитила появление социальных сетей и современных VR-технологий.

Следующий роман Стивенсона, «Алмазный век, или Букварь для благородных девиц» вновь вызвал ажиотаж. Автор заглянул еще дальше, чем в «Лавине», и описал век нанотехнологий, в котором грань между «высшим обществом» и остальным человечеством невероятно велика. Сюжет разворачивается вокруг нищей девочки Нелл, в руки к которой случайно попадает интерактивный учебник для воспитания аристократок.

После прочтения «Алмазного века» основатель Amazon Джефф Безос показал книгу своим сотрудникам со словами: «Это ваш бизнес-план».

Пожалуй, важной особенностью посткиберпанка стало то, что антигерои, которые жили ради самих себя, сменились на героев, старающихся во благо мира. И вслед за Нилом Стивенсоном в посткиберпанк «ударились» другие авторы — например, Джефф Нун («Вирт»), Ричард Морган (трилогия «Видоизмененный углерод»), Майкл Суэнвик и множество других. В 90-ых рассвет киберпанка пришелся на кино («Матрица», «Вспомнить все», «Тринадцатый этаж») и аниме («Призрак в доспехах», «Эксперименты Лэйн»). В Россию киберпанк пришел с опозданием, но здесь тоже появился ряд примечательных историй: романы Александра Тюрина, «Лабиринт отражений» Сергея Лукьяненко, «Демосфера» Ильи Новака, «Дзен-софт» Алексея Верта.  

Киберпанк сегодня

На какое-то время ажиотаж вокруг киберпанка (и его наследника с приставкой «пост») поубавился. Даже фильмы вроде «Матрицы» или «Особого мнения» в открытую никогда не считались чистыми представителями жанра. Время от времени выходили киберпанковские истории — как на Западе, так и на русском — однако гораздо чаще их просто причисляли к фантастике.

Сама идея киберпанка тоже казалась устаревшей. Популярностью начинали пользоваться идеи биотехнологий или космической научной фантастики, а то и вовсе актуальным становился постапокалипсис или антиутопии. Но научно-технический прогресс на месте тоже не стоял, и в какой-то переломный момент эстетика киберпанка начала возвращать былую популярность.

В комиксах жанр прекрасно представлен благодаря, например, «Трансметрополитену» Уоррена Эллиса и «Токийскому призраку» Рика Ремендера. В кино пришло время экранизаций: «Призрак в доспехах», «Бегущий по лезвию 2049», «Алита: Боевой ангел». Антология «Черное зеркало» стала одним из самых нашумевших проектов Netflix, а вышедший в 2018 году сериал «Видоизмененный углерод» был тепло воспринят зрителями и получил продление на второй сезон. Ожидается экранизация и «Нейроманта» Уильяма Гибсона. А компьютерная игра от разработчиков «Ведьмака» Cyberpunk 2077 считается одним из самых ожидаемых проектов ближайших лет.

На подъеме киберпанк и в книгах. Майкл Суэнвик пишет ироничный и приключенческий цикл «Даргер и Довесок», в котором киберпанк сочетается с элементами постапокалипсиса и сатирической фантастики. Мэттью Мэзер написал реалистичный «Кибершторм», в котором раскрыл проблемы кибертехнологий уже в наше время. Аннали Ньюиц в романе «Автономность» сделала ставку на биотехнологии, однако при этом изобразила будущее, близкое по духу к киберпанку, с огромным множеством элементов хай-тека. По похожему пути пошел Леви Тидхар в романе «Центральная станция».

Сегодня одни только неоновые вывески на фотографии вызывают ассоциации с киберпанком. Понятие жанра стало настолько размытым, что, с одной стороны, порождает вечные споры «А можно ли это причислить к киберпанку?», но вместе с тем доказывает, что жанр жив — просто обрел более широкие рамки. С другой стороны, если истинный киберпанк подразумевал игру контрастов («высокие технологии и низкая жизнь») и протестный, «панковский», настрой — тогда нынешнюю волну правильнее отнести именно к посткиберпанку.

Читайте также:

4
Только авторизованные пользователи могут участвовать в голосовании
0

Другие материалы редакции

Фантастические мстители

Фантастические мстители

02.12.2019 17:00:00

Герои книг, которые одержимы стремлением к мести.

1
Интересные факты о Джейне Коббе

Интересные факты о Джейне Коббе

29.11.2019 17:00:00

Рассказываем о персонаже в честь выхода нового романа «Firefly. Великолепная девятка».

2
5 причин прочитать «Сэндмена Слима» Ричарда Кадри

5 причин прочитать «Сэндмена Слима» Ричарда Кадри

26.11.2019 17:00:00

Нуарное фэнтези о сбежавшем из ада маге.

2