Что Тэд Уильямс привнес в жанр фэнтези?

11 Февраля 2021
509

Тэд Уильямс — один из грандмастеров эпического фэнтези. Его цикл «Память, Скорбь и Шип» (известный в старом переводе как «Орден манускрипта») стал важной вехой жанра и вдохновил целое поколение писателей, прославившихся позднее. Среди них, например, Джордж Мартин и Патрик Ротфусс. В честь выхода переиздания романа «Трон из костей дракона» вспоминаем, какую роль сыграл Уильямс в становлении и развитии фэнтези.

Тэд Уильямс

Взяться за перо Уильямса вынудило то, что в его время большинство авторов не утруждало себя продумывать большие и самобытные фэнтезийные вселенные. Многие просто подражали Толкиену, даже не пытаясь привнести в жанр что-то новое.

Вышедший в 1988 году роман автора, «Трон из костей дракона», на первый взгляд мог тоже показаться скроенным по лекалам «Властелина колец». Тэд Уильямс действительно любил творчество Джона Толкина, но чем дальше он писал, тем ярче вырисовывал собственный вымышленный мир.

При этом молодой автор опирался на земную историю и мифологию, вдохновляясь разными народами и культурами. Например, Престер Джон стал отсылкой на легенду о короле Иоанне Пресвитере, а распятый на дереве бог Узирис Эйдон — намек разом на Иисуса, Озириса и Одина. Персонажи саги празднуют древнегерманский праздник Йуль и кельтский Белтайн, а боги риммеров списаны с пантеона Скандинавской мифологии.

Таких параллелей в мире Светлого Арда довольно много — и вместе они создали ощущение действительно продуманного, живого мира, в который погружаешься с головой. Особого внимания стоит тот факт, что жанр фэнтези во многом вырос из сказки, однако мир Уильямса сложно назвать сказочным. Напротив, автор сделал упор на более взрослые вещи, и об этом стоит поговорить подробнее.

Мир Светлого Арда

В 80-х в фэнтези очень редко делали упор на политические интриги, неоднозначных персонажей и глубокое раскрытие их внутреннего мира. Уильямс же показал, что эти вещи не портят впечатления от прочитанного, а возводят историю на новый уровень. Таким образом, цикл Уильямса обозначил переход от классического фэнтези к тому более серьезному и темному, которое стало популярно на рубеже веков.

Это же подтверждали рейтинги цикла «Память, Скорбь и Шип»: книги занимали верхние строчки бестселлеров, а впоследствии множество критиков отмечало, что именно Уильямс повлиял на возрождение жанра фэнтези в последующие годы.

Джордж Мартин, на тот момент работающий в других жанрах фантастики, стал большим поклонником Уильямса. До прочтения саги он смотрел на фэнтези со скепсисом — по тем же причинам, по каким Уильямс не выдержал и взялся за творчество. Вдохновляясь им, Мартин не просто выстроил для «Песни льда и пламени» свой исторический бэкграунд, но и наполнил сагу десятками пасхалок к книгам Уильямса. И некоторые из них столь явны, что находятся в основополагающих элементах сюжета.

Патрик Ротфусс, прославившийся своим долгостроем «Хроник убийцы короля», начинал писать еще в девяностых. Он не раз порывался все бросить, отчаиваясь, что его задумка получается очень объемной. Но прочитав сагу Уильямса, Ротфусс увидел, что большой объем книг — не повод бояться. А ведь, к слову, «Башня Зеленого Ангела» (финальный роман цикла «Память, Скорбь и Шип») стал самым длинным эпическим фэнтези в мире. Лишь недавно этот рекорд был побит… самим Тэдом Уильямсом с его новой книгой.

Трон из костей дракона. Том 1

Говоря о масштабных фэнтези-сериях, нельзя не отметить, что Тэд Уильямс сделал очень сильную и драматичную концовку. По прошествии почти тридцати лет он решил вернуться в Светлый Ард с новыми книгами. Несмотря на то, что «Последний король Светлого Арда» во многом опирается на предшествующие события, новый конфликт и проблемы не кажутся заезженными — Уильямс не ушел в самоповторы, и более того, он серьезно расширил информацию о Светлом Арде. Например, если ранее норны выступали явными антагонистами, то после возвращения Уильямс предложил взглянуть на происходящее их глазами. И когда приходит понимание, что сами по себе они — народ, попавший в сложное положение, начинаешь воспринимать их иначе.

Возвращаясь к «Памяти, Скорби и Шипу», есть множество других деталей, которые во времена Уильямса были новаторством. Автор мастерски балансировал между мрачностью и надеждой, тяжелыми страданиями героев и тихими радостями жизни. Нельзя не отметить великолепные пейзажи — замерзшие водопады, руины древних городов, парящий болотистый город и множество других фишек и загадок Светлого Арда. А еще Уильямс дал отлично смоделированную возможность представить, как представители разных рас и народов смогут уживаться на одном континенте и к чему это может приводить.

Читайте также:

Только авторизованные пользователи могут участвовать в голосовании
1
Только авторизованные пользователи могут участвовать в голосовании
0

Другие материалы редакции

Молодые писательницы, уже ставшие звездами фэнтези

Молодые писательницы, уже ставшие звездами фэнтези

05.03.2021 15:00:00

Рассказываем о восходящих звездах жанра.

1
Новые странные: кто такие New Wierd?

Новые странные: кто такие New Wierd?

03.03.2021 18:30:00

Рассказываем о необычном направлении фантастики.

1
С чего начать Тима Пауэрса?

С чего начать Тима Пауэрса?

01.03.2021 18:40:00

Автор интеллектуальной и многогранной фантастики.

1