Шелли Паркер-Чан отвечает на вопросы о своей книге

02 августа 2021
1032

Недавно мы анонсировали роман «Та, что стала Солнцем» (She Who Became the Sun) Шелли Паркер-Чан — историческое фэнтези о девушке, которой была предначертана ничтожная жизнь в тени своего брата. Однако брат погиб при налете бандитов, а Чжу, выдавая себя за него, отправляется в монастырь. Там, движимая горящим желанием выжить, девушка узнает, что она способна делать все, что нужно, совершать самые жестокие поступки, чтобы оставаться скрытой от своей судьбы.

В честь релиза книги писательница ответила на вопросы читателей на англоязычном портале Reddit. Приводим вам некоторые интересные ответы.

She Who Became the Sun

В каких странах вы работали дипломатом? Как этот опыт повлиял на ваш роман?

В большинстве случаев я работала в Юго-Восточной Азии. Трудно свести ответ на второй вопрос к конкретному месту/человеку/ситуации, которые бы повлияли на создание книги, потому что там все смешалось. Зачастую сеттинг позаимствован из мест, где я жила, большинство надоедливых политиков — это проекция людей, за карьерой которых я следила, черный юмор — это то, как на моих глазах люди справляются с тяжелыми ситуациями.

Как автор-дебютант в фэнтези, обнаружили ли вы что-нибудь, что вас особенно удивило в процессе написания и публикации этой истории?

Самым большим сюрпризом при написании книги оказалось то, что это намного сложнее, чем казалось изначально. Может, у кого-то получается и иначе, но определенно так было у меня и моих друзей, с которыми я начала это путешествие! От моего первоначального заявления «да, я хочу написать книгу» до того, как я увидела книгу на полках, прошло целых десять лет.

Чжу сказали, что ее судьба — быть «ничем», а затем она продолжила влачить отчаянную жизнь — даже за счет других — и в итоге доказала, что ее судьба отнюдь не «ничто». Это очень сильно откликнулось во мне. Что вдохновило вас написать именно о таком пути?

Думаю, многим людям по всему миру не чуждо это чувство, когда им говорят: «Если ты не будешь такой, как Х, или Y, или Z, тогда ты не представляешь ценности для нас/общества». Какая-нибудь ваша странность, или может быть раса, или ваше «отклонение» от навязанных обществом или капитализмом ценностей — все это делает вас чуждым обществу. Когда нам говорят такое достаточно часто, мы порой начинаем верить в эти слова. «О, я и правда ничтожество. Я чувствую себя ужасно». Но мне понравилась идея персонажа, который всю свою жизнь говорил, что она ничтожество, что она никчемная, что она годна только для смерти — и все же каким-то образом умудряется поверить: «Я важна себе самой. Моя жизнь имеет для меня ценность, и я не собираюсь жалко помирать только потому, что мир этого хочет».

Я знаю, что иногда сценаристы и писатели помещают в сюжет свой реальный жизненный опыт, будь то реальный сон, который у них был, или встреча, которая у них была с кем-то, или что-то увиденное ими, что заставляло их сильно задуматься. Было ли что-то подобное в этой книге для вас?

Когда мой супруг наконец прочитал мою книгу, он повернулся ко мне и сказал: «Вау, это было так странно, здесь куча фрагментов из нашей жизни. Как персонажи сидят у костра в этом доме, дрова из нашего камина. Они просто так пенятся!». Так что да, многие мелочи взяты из того, что я видела в своей жизни, хотя ничего из этого не происходило конкретно в Китае.

Я продавец книг в Канаде, и я рекламировал вашу книгу со всей силой с момента ее выпуска! Какое удовольствие иметь такую ​​книгу, которую я могу продавать другим с такой страстью и уверенностью! У меня вопрос: есть ли авторы азиатских фэнтези, которые вдохновляли вас или даже помогали вам в процессе написания этой книги?

Спасибо, книготорговцы Канады! Когда я начинала этот проект, было не так уж много азиатских фэнтези-авторов — я могу назвать Кена Лю, и никого больше. Это было до того, как прогремела «Опиумная война» Ребекки Куанг. Я смутно знала Дзен Чо по всему Интернету, и то, что увидела выход Sorcerer to the Crow, было для меня действительно важно: это было началом перехода к разнообразному взрослому фэнтези. Но на самом деле я никогда не была заядлым читателем фэнтези. Из тех, кого я считала «первыми», были Синди Пон, написавшая в значительной степени первое азиатское подростковое фэнтези. Джинни Линь, писавшая романы о династии Тан. 

Мне нравятся амбиции Чжу, но Ван Баосян до сих пор мой любимый персонаж, что заставляет меня надеяться, что у него будет гораздо большая роль во второй половине или сиквеле. Я как бы ожидал большего внимания к битвам. Как же вы пришли к решению не сосредотачиваться на битвах столько, сколько подразумевает сеттинг и эпоха восстаний, монголов и начала новой династии?

Спасибо за чтение! Ван Баосян — мой любимый персонаж, и ему предстоит сыграть очень большую роль в сиквеле. Все сводится к тому, какую историю вы хотите рассказать, верно? Меня просто фундаментально интересуют и вдохновляют характеры и отношения, и в меньшей степени политика и стратегия. Я выбрала не современный сеттинг, потому что хотела высоких ставок, вопросов жизни и смерти для моего персонажа, а также возможности для чистого эмоционального катарсиса, что едва ли возможно в реалистической прозе про современность. 

Читайте также:

Только авторизованные пользователи могут участвовать в голосовании
1
Только авторизованные пользователи могут участвовать в голосовании
0

Другие материалы редакции

Что почитать в день программиста?

Что почитать в день программиста?

13.09.2021 18:30:00

Фантастика, написанная писателями-программистами

1
Что почитать в ожидании «Матрицы»?

Что почитать в ожидании «Матрицы»?

10.09.2021 17:00:00

Готовимся к премьере четвертой части

1
Что почитать из славянского фэнтези?

Что почитать из славянского фэнтези?

06.09.2021 17:15:00

Свежие книги, основанные на славянской мифологии