Интервью с Ричардом Суоном

16 декабря 2022
362

В январе мы планируем выпустить долгожданный роман Ричарда Суона «Правосудие королей», рассказывающий про служителя закона сэра Конрада Вонвальта, который путешествует вместе со своими спутниками по Империи, расследует преступления и вершит правосудие.

Интернет-портал Forever Lost in Literature провел интервью с Ричардом Суоном. Приводим перевод самых интересных моментов из него.

Ричард Суон

Есть ли что-то конкретное, что вдохновило вас на создание «Правосудия королей»?

Конечно! Стиль повествования (то есть история о сэре Конраде, но рассказанная не им) был вдохновлен «Трилогией о Цицероне» Роберта Харриса, в которой история жизни Цицерона рассказывается не самим Цицероном, а его рабом Тиро. В то время как славянский и тевтонский мир были вдохновлены как видеоигрой «Ведьмак 3», так и нехудожественной литературой о Священной Римской империи, которую я читал. В целом, большую роль сыграла моя работа в качестве судебного адвоката, и идея «фэнтезийного адвоката» жила в глубине моего сознания уже несколько лет. Магические способности, некромантия и Голос Императора, возникли из моих размышлений о том, какими полезными способностями мог бы обладать следователь (возможность использовать животных в качестве свидетелей, напрямую спрашивать у жертв убийств, кто их убил, силой выбивать признания из людей).

В более широком смысле источниками вдохновения служили «Мэтью Шардлэйк» К. Дж. Сэнсома, «Имя розы» Умберто Эко и инквизиторская трилогия Дэна Абнетта «Эйзенхорн» и «Рейвенор».

Почему вы решили рассказать историю Вонвальта с точки зрения Хелены и как пересказ прошлого?

Думаю, мой выбор рассказчика многих застал врасплох. Я выбрал Хелену как рассказчика по нескольким причинам. Во-первых, я считаю, что это сохраняет большую часть загадочности вокруг Вонвальта, а также дает нам более полное представление о нем, как о человеке. Наблюдать за ним через призму Хелены означает, что мы можем анализировать его характер и пытаться понять его мотивы, но наверняка мы никогда не узнаем. Это означает, что повествование непредсказуемо — и, надеюсь, более интересное. Я не думаю, что читателям бы понравилось слушать внутренние мысли и монологи Вонвальта. Судьи, в конце концов, должны оставаться полумифологическими фигурами, такими немного устаревшими судебными полубогами, и наблюдение за миром его глазами, когда он разбирает каждое судебное решение, может только разочаровать.

Я также думаю (надеюсь!), что Хелена — сама по себе интересный персонаж. Она, вытащенная из нищеты и безвестности, должна быть благодарна за жизнь в богатстве и привилегиях, что ждет ее впереди, но вместо этого она чувствует себя неловко, ей не по себе от своего нового статуса и она продолжает искать свой собственный путь. У Хелены было тяжелое детство и Вонвальт — первая настоящая стабильность в ее жизни, и, я думаю, интересно наблюдать, как на нее влияют события, когда Вонвальт начинает терять контроль над происходящим. Ее поведение становится более резким и вспыльчивым, когда мир начинает погружаться в хаос, и это был еще один богатый пласт характера для исследования.

Что касается того, что Хелена ведет повествование уже в зрелом возрасте — это прием повествования, который я люблю, где много драматичной иронии и предчувствий! С первого абзаца книги мы знаем, что являемся свидетелями упадка и падения Сованской империи, но мы не знаем, как это произошло, кто (кроме Хелены) пережил его, а также как мир выглядит сейчас. Также это позволяет Хелене критически взглянуть на свои собственные прошлые поступки и поразмышлять о них, что позволило мне внести в ее повествование немного ненадежности, меланхолии, сожаления и тревоги.

Как вы разрабатываете характеры и прошлое своих персонажей и вникаете в их личные мысли?

«Правосудие королей» стала первой книгой, в которой я действительно углубился в историю своих персонажей, чтобы развить их в «сегодняшнюю» личность. Я действительно размышлял о том, что они пережили ранее и как это повлияло на них в зрелом возрасте. Все они, например, рано столкнулись с военными действиями, и я хотел показать, как огромная, охватывающая всю империю война может травмировать целое поколение людей.

Вонвальт в подростковом возрасте участвовал в походах с легионами, что говорит мне о том, что он спокойный, серьезный и взрослый человек, который использует закон и моральные принципы как способ избежать необходимости по-настоящему задумываться о последствиях того, что он совершал как солдат Империи.

У Брессинджера, пережившего личную трагедию, изменившую всю его жизнь, по сути, неразрешенное посттравматическое стрессовое расстройство. Он много пьет, страдает от сильных перепадов настроения и, как и Хелена, полностью зависит от Вонвальта в плане стабильности своей жизни. По другим причинам, о которых будет рассказано во второй книге, он предан Вонвальту до глубины души, поэтому его раздражает, когда Хелена грубит их общему хозяину.

Хелена слишком молода, чтобы она могла сама воевать в Рейхскриге, но ее родной город Мулдау был разграблен и пережил несколько восстаний, которые в итоге привели к смерти ее родителей. Поэтому, несмотря на то, что она потратила годы на выработку железного характера и выживание, она все еще юна и отчаянно нуждается в стабильности и родительской фигуре. И хотя Хелена благодарна Вольвату за то, что он предоставил ей все это, ей также приходится бороться с (как она думает) тяготами практики Вонвальта в качестве судьи, что заставляет ее чувствовать себя в ловушке, поэтому она угрюма, неразговорчивая и вспыльчивая.

Темы закона и морали прослеживаются через все повествование. Что вас заинтересовало в исследовании этих тем?

Мой интерес к этим темам появился, когда я изучал юриспруденцию в университете. Я был очарован философией права, моральным абсолютизмом против морального релятивизма, последовательной и деонтологической этикой, пересечением права, государства и народа — «общественным договором». Все эти вещи вместе взятые затрагивают суть того, как работает цивилизованное общество, как оно функционирует на ежедневной основе и как «закон» обеспечивает это равновесие.

Задумайтесь на мгновение, практически ничто не мешает вам схватить нож и убить своего соседа. Но наше общество не является постоянным круговоротом кровопролития — на самом деле, вопреки тому, что вы думаете, мы живем в одном из самых безопасных и мирных периодов в истории человечества. Если я спрошу вас, почему вы не убили соседа, вы, вероятно, ответите: «По очевидным причинам!» — и будете правы. Но если углубиться в этот вопрос, вникнуть в его суть и действительно задаться вопросом, почему убийство — это плохо, то вы получите ответ, который будет обширным и многогранным, охватывающим огромное количество пересекающихся биологических, исторических, социологических, правовых, моральных и этических вопросов. 

В «Правосудии королей» я хотел взять это за основу и спросить: что произойдет, если этичная, светская правовая система приведет к «неправильному» результату? Что в конечном итоге правильно, и какие средства можно использовать для достижения этого результата? А также продемонстрировать, что для того, чтобы нарушить мировой порядок, достаточно нескольких сумасшедших, поступающих недобросовестно.

Читать дальше:

Только авторизованные пользователи могут участвовать в голосовании
0
Только авторизованные пользователи могут участвовать в голосовании
0

Другие новости в рубрике «Авторы»

Из жизни ушел писатель-фантаст Грег Бир

Из жизни ушел писатель-фантаст Грег Бир

21.11.2022

Обладателю множества престижных премий было 71 год

«У меня нет возможности ждать, пока придет вдохновение»: Марлон Джеймс о своей писательской работе

«У меня нет возможности ждать, пока придет вдохновение»: Марлон Джеймс о своей писательской работе

21.06.2022

Автор «Черного леопарда, рыжего волка» делится своими правилами письма